© "Семь искусств"
  декабрь 2017 года

Василий Демидoвич: И.В. Кеппен

С 1946 года, вплоть до своей смерти в 1998 году, кафедру «Теория упругости» возглавлял член-корреспондент АН СССР Алексей Антонович Ильюшин. В то же время, в 1950–1952 годы, он был ректором Ленинградского университета. Как это было возможно — он что, «наездами в Москву» руководил кафедрой?

Василий Демидoвич

И.В. Кеппен

В феврале 2014 года я подготовил свои вопросы и доценту кафедры теории упругости мехмата МГУ Игорю Вячеславовичу Кеппену (31.08.1924–15.11.2014) для предполагаемой нашей беседы. Поскольку Игорь Вячеславович уже чувствовал себя «не очень хорошо», то, при телефонном разговоре, он попросил меня оставить эти вопросы на его кафедре, которые «кто-нибудь завезёт к нему домой». Возможность личной встречи он отложил до того момента, когда он будет «лучше себя чувствовать». После нескольких моих «телефонных напоминаний» его дочка, Ольга Игоревна (научный сотрудник кафедры микробиологии биофака МГУ, 1948 г.р.), наконец-таки передала мне (помнится, в июне месяце) ожидаемые мною ответы (исключительно лаконичные, и в письменном виде), сообщив, что папа, по-прежнему, плохо себя чувствует и не сможет со мной в ближайшее время встретиться. Встреча наша так и не состоялась, а в ноябре месяце Игоря Вячеславовича не стало.

Ниже приводится текст (сформированный из моих вопросов и ответов на них Игоря Вячеславовича) нашей «заочной беседы», изложенный в форме «обычного» интервью. Фотография Игоря Вячеславовича была любезно предоставлена мне его семьёй.

И.В. Кеппен

И.В. Кеппен

ИНТЕРВЬЮ С И.В. КЕППЕНОМ

В. Д.: Глубокоуважаемый Игорь Вячеславович!

Сначала расскажите, пожалуйста, немного о своей семье. Я лишь знаю (из Интернета), что Вы родились 31 августа 1924 года в Москве. Но фамилия Ваша, как мне кажется, «прибалтийская». Видимо, Ваши предки родом оттуда. Или я не прав?

И.К.: Я родился в 1924 году в Москве. По отцу происхожу из семьи потомственных военных, участвовавших во всех войнах, которые вела Россия. Мои предки, остзейские немцы, попали на службу в Россию во время Северной войны, которую Петр I вёл со Швецией.

Мой отец, Вячеслав Георгиевич, после окончания кадетского корпуса и военного училища, принял участие в Первой мировой, а затем в гражданской войнах. Был ранен, контужен. Имел ордена. В 1931 году отец был арестован, репрессирован, но впоследствии реабилитирован. Воевал он и в годы Великой Отечественной войны.

С моей мамой, Елизаветой Павловной, отец познакомился во время гражданской войны. После ареста отца она стала работать. Была главным бухгалтером в ЦИАТИМе. Орденоносец.

Примеч. В.Д.: ЦИАТИМ (Центральный институт авиационных топлив и масел) перестал в 1954 году существовать как отдельное учреждение, превратившись в структурное подразделение ВНИИ НП (Всероссийский научно- исследовательский институт переработки нефти).

В.Д.: Далее ещё традиционный мой вопрос к мехматским собеседникам — были ли связаны с математикой или с механикой Ваши родители? И когда у Вас пробудился интерес к этим наукам?

И.К.: Мои родители не были связаны с математикой, а интерес к ней появился у меня ещё в школе.

В. Д.: Вы — участник Великой Отечественной войны. Где-то я прочёл, что Вас мобилизовали весной 1943 года, и воевали Вы вплоть до мая 1945 года. Перед мобилизацией Вы успели окончить школу и поступить учиться дальше?

И.К.: Я с маминым институтом ЦИАТИМ был в эвакуации в Уфе и там закончил школу. С сентября 1942 года до середины января 1943 года я был курсантом Севастопольского училища зенитной артиллерии в Уфе. Закончил войну в 1945 году командиром взвода 1370-го зенитного артиллерийского полка 27-й зенитной дивизии РГК (Резерва главного командования) Первого и Второго украинских фронтов, а затем, до демобилизации в июне 1946 года, был командиром батареи 27-й зенитной, дважды орденоносной Ясской артиллерийской дивизии РГК.

В.Д.: В каком году Вы поступили на Мехмат МГУ и кто Вас экзаменовал по математике?

И.К.: НамМехмат МГУ я поступил в 1946 году. Без экзаменов, так как у меня был аттестат отличника.

В. Д.: Как прошла Ваша первая сессия? Были ли трудности у Вас по этому поводу?

И.К.: У меня были большие трудности в обучении на первом курсе.

В. Д.: Когда Вы решили учиться на отделении «Механика»? И сразу ли Вы решили специализироваться по кафедре «Теория упругости»?

И.К.: Специализация произошла на третьем курсе. Я пошел на кафедру «Теории упругости», находясь под обаянием Алексея Антоновича Ильюшина.

В.Д.: Кто был руководителем Вашей первой курсовой работы?

И.К.: При выполнении курсовой работы руководителя у меня просто не было.

В.Д. С 1939 по 1946 год кафедрой «Теория упругости» заведовал академик АН СССР Леонид Самуилович Лейбензон. Приходилось ли Вам с ним как-нибудь общаться, скажем ходить на его спецсеминар?

И.К.: С Лейбензоном личного общения не было. Ходил на его лекции.

В.Д.: С 1946 года, вплоть до своей смерти в 1998 году, кафедру «Теория упругости» возглавлял член-корреспондент АН СССР Алексей Антонович Ильюшин. В то же время, в 1950–1952 годы, он был ректором Ленинградского университета. Как это было возможно — он что, «наездами в Москву» руководил кафедрой?

И.К.: Алексей Антонович, действительно, «наездами в Москву» руководил кафедрой «Теории упругости». Я был в то время его аспирантом и, случалось, мы разговаривали с ним о моей работе в машине.

В.Д.: В 1951 году Вы окончили мехмат МГУ. Кто был Вашим научным руководителем по диплому? И помните ли Вы название своей дипломной работы?

И.К.: Название своей дипломной работы не помню. Руководителем был Алексей Антонович Ильюшин.

В.Д.: Кто из факультетских механиков (или математиков) произвёл на Вас особое впечатление? Может быть это был генерал-майор, профессор Михаил Митрофанович Филоненко-Бородич? Или кто-то ещё? Расскажите немного об этом.

И.К.: Кроме Алексея Антоновича особое впечатление производили на меня, конечно, Леонид Иванович Седов и Николай Владимирович Ефимов.

В.Д.: После окончания мехмата МГУ Вас рекомендовали в факультетскую аспирантуру — верно? И после её успешного окончания, в 1955 году, Вы защитили кандидатскую диссертацию на тему «Большие прогибы в круглой пластинке с промежуточным отжигом». Кто был Вашим научным руководителем «по диссертации»? И где происходила её защита?

И.К.: После окончания мехмата МГУ я, действительно, был рекомендован в аспирантуру. Руководителем моей кандидатской диссертации был Алексей Антонович Ильюшин, а защита её происходила в МГУ.

В. Д.: После защиты кандидатской диссертации Вы стали преподавать на мехмате МГУ. С 1959 года Вы — доцент своей кафедры. Легко ли началась Ваша педагогическая факультетская деятельность? Или Вам ближе всё-таки не преподавательская, а научно-исследовательская работа?

И.К.: После окончания аспирантуры я работал в БСЭ, в Полиграфическом институте, в НИИ механики МГУ, и лишь в 1964 году был приглашен на кафедру «Теории упругости» мехмата МГУ. Так сложилась моя трудовая жизнь, что педагогическая деятельность стала мне ближе всего.

В.Д.: В 1960-е годы, как раз когда я учился на мехмате МГУ, Вы были заместителем декана мехмата МГУ. Наш факультет в те годы возглавлял Николай Владимирович Ефимов. Ещё одним его заместителем тогда был Борис Павлович Кишкин, о котором мало кто сейчас помнит. А я его с теплотой всегда вспоминаю. Расскажите, пожалуйста, немного подробнее об этом замечательном человеке — фронтовике и Вашем коллеге по кафедре.

И.К.: С Борисом Павловичем Кишкиным у меня были только деловые отношения.

В.Д.: В конце 1980-х годов я, уже будучи доцентом своей кафедры ОПУ, работая со студентами на картошке осенью в Подмосковье, познакомился с профессором вашей кафедры Мухади Шахидовичем Исраиловым, по-моему, чеченцем по национальности. Потом с нашего факультета он «исчез». Какова его дальнейшая судьба?

И.К.: Точно сказать не могу, но был слух, что он уехал за границу.

В.Д.: На мехмате МГУ существует Совет ветеранов, возглавляемый Глебом Яковлевичем Галиным. Он лишь на месяц с небольшим старше Вас — родился 26 июля 1924 года. Принимаете ли Вы участие в этом Совете?

И.К.: Я не принимаю участия в Совете ветеранов.

В.Д.: И последний мой традиционный вопрос — несмотря ни на что довольны ли Вы как сложилась у Вас судьба, и ни о чём ли Вы не жалеете?

И.К.: Моя судьба сложилась неплохо, и я ни о чем не жалею.

В заключение я, заранее выразил благодарность Игорю Вячеславовичу за ответы и пожелал ему всего самого хорошего.

Июнь 2014 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math